Город услышал канонаду, о которой уже успел забыть с января